Теории магии социальные функции священного

Теории магии социальные функции священного

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Стоит также отметить, что некоторые статьи этого раздела имели для истории науки самостоятельную ценность. Так, например, сложно себе представить французскую, современную индологию без таких работ как «Анна-вирадж» и «Право и обычай в Индии», маленький объем которых слишком уж явно контрастирует с тем влиянием, которое они оказали.

Второе произведение, названное Моссом «Набросок общей теории магии», посвящено исследованию магии как феномена отличного от религии. Для Мосса было очень важно, рассмотрев тайный и индивидуальный характер магии, показать, что она при этом является социальным феноменом, что вера в силу мага, в действенность обрядов, совершаемых им, носит коллективный характер и может поддерживаться только группой.

Для наиболее полного объяснения коллективного характера магии Мосс вводит понятие мистической силы «мана», в котором он видит исток магии и которое является наиболее рельефным выражением синкретизма любой магии. Многие идеи, высказанные выдающимся французским ученым в этой работе, оказали определяющие воздействие на развитие целого комплекса гуманитарных дисциплин.

В своей незаконченной диссертации «Молитва» Мосс также делает ряд существенных открытий, которые весьма ощутимо повлияли как на труды его современников, так и на всю социологию религии XX века. Мосс ставит перед читателем вопрос о том, что такое молитва. Является ли молитвой любой речевой ритуал и чем отличается молитва от других схожих с нею ритуалов? Чтобы ответить на этот вопрос, он обращается к богатому материалу культур австралийских аборигенов как к фактам, в наиболее чистом виде показывающим самую примитивную стадию развития религиозных феноменов.

К сожалению, диссертация не была опубликована, хотя ссылки на отсутствующие главы демонстрируют то, что работа была написана полностью. Нам остается лишь догадываться, по каким причинам автор изъял свой труд из типографии, и почему он так и не был напечатан при его жизни.

В заключение хотелось бы оговорить некоторые особенности перевода. Ряд терминов, которые встретятся в книге, переведены иначе, чем это было сделано в упомянутом выше первом издании работ М.Мосса на русском языке. Так, например, термин «rites oraux» переведен как «речевые ритуалы», что, как представляется, точнее, чем «словесные ритуалы», так как в их число входят крики, смех, плач и завывания, имеющие отношения к сфере речевого поведения, но не носящие словесного характера. Противопоставленные им «rites manuels» переданы как «операциональные ритуалы».

В приложении приводится знаменитое «Введение к трудам Марселя Мосса», написанное Клодом Леви-Строссом к сборнику трудов Мосса, вышедшему в 1950 году и озаглавленному «Социология и антропология». Несмотря на то, что из состава этого сборника в нашем издании имеется только «Набросок общей теории магии», мы сочли необходимым познакомить читателей со статьей Леви-Стросса: она содержит мысли, значение которых далеко выходит за рамки оценки идейного наследия автора «Очерка о даре» и ряда других работ, без которых трудно представить себе комплекс наук о человеке, сложившийся в двадцатом столетии.

Источник

Теории магии социальные функции священного

librarium запись закреплена

Марсель Мосс
«Социальные функции священного. Избранные произведения»
«Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии»
«Очерк о даре»

Имя выдающегося французского ученого Марселя Мосса (1872-1950) известно в нашей стране достаточно хорошо. Ученый-энциклопедист, человек, обладавший почти безграничной широтой эрудиции, Марсель Мосс оказал определяющее влияние на становление целого ряда научных дисциплин, как во Франции, так и далеко за ее пределами. В данный сборник вошли работы по социологии религии, такие как «Набросок общей теории магии», эссе «Молитва» и «Очерк о природе и функции жертвоприношения». Обилие фактического материала, глубокий социологический анализ исследуемых явлений религиозной жизни и все теоретические выводы, которые содержатся в этих работах, надолго определили облик всей современной гуманитарной мысли. Дополняют сборник очерки, объединенные под общим названием «Коллективные представления и многообразие цивилизаций», а также «Предисловие к трудам Марселя Мосса», написанное Клодом Леви-Строссом к знаменитому сборнику «Антропология и социология», в котором впервые был опубликован «Набросок общей теории магии».

«Работы, представленные в настоящем издании, публикуются по-русски впервые. Они дают читателю весьма полное представление о тех исследованиях Мосса, которые заложили основы современной социологии религии. Три крупных сочинения — классическое «Очерк о природе и функции жертвоприношения» (в соавторстве с Анри Юбером), незаконченная диссертация о молитве («Молитва») и «Набросок общей теории магии» — составляют своеобразный цикл, посвященный социологическому анализу ритуалов, связанных со сферой сакрального.

Круг источников Мосса весьма обширен, и зачастую — особенно в «Жертвоприношении» и «Молитве» — изложение оказывается затруднено обилием сносок. Однако и в куда более популярно написанном «Наброске общей теории магии» чувствуется, что текст является лишь вершиной айсберга обширной эрудиции автора. Само название публикуемого сборника трудов Марселя Мосса — «Социальные функции священного» — совпадает с подзаголовком первого тома его трехтомного собрания сочинений. Из этого издания сюда вошли две наиболее значительные статьи Мосса, из ряда работ, принадлежащих его перу и так или иначе посвященных изучению религиозных феноменов. Дополняют сборник краткие рецензии на книги, собранные под общей рубрикой «Коллективные представления и многообразие цивилизаций», представляющие самостоятельный интерес. На наш взгляд публикация этих небольших статей не только поможет читателю полнее представить себе ту скрытую полемику, которая ведется автором на страницах этой книги, но и глубже понять изысканную мысль Мосса. Стоит также отметить, что некоторые статьи этого раздела имели для истории науки самостоятельную ценность. Так, например, сложно себе представить французскую, современную индологию без таких работ как «Анна-вирадж» и «Право и обычай в Индии», маленький объем которых слишком уж явно контрастирует с тем влиянием, которое они оказали.

Читайте также:  Что обозначают планеты в гороскопе

Классическое исследование Юбера и Мосса о жертвоприношении интересно во многих отношениях. На страницах этого сочинения предлагается теоретическое объяснение феномену жертвоприношения, заложившее основы современного подхода к анализу этого явления в социологии религии и культурной антропологии. Авторы выбирают для исследования факты, которые представляются им самыми типичными, и обращаются к наиболее подробно и достоверно документированным традициям, анализируя прежде всего ритуальные тексты индуизма, а также свидетельства о древнееврейских практиках жертвоприношения, имеющиеся в Библии. Они приходят к выводу, что универсальная функция жертвоприношения — опосредовать контакт человека с областью сакрального, причем в качестве посредника между сакральным и профанным мирами выступает жертва. Применяемая авторами методология анализа ритуала, их пристальное внимание к форме и функции элементов последовательности ритуальных действий, к символике места, времени, ритуальных предметов, их интерпретация процессов сакрализации и десакрализации — все это в большой мере остается актуальным и сегодня.

Второе произведение, названное Моссом «Набросок общей теории магии», посвящено исследованию магии как феномена отличного от религии. Для Мосса было очень важно, рассмотрев тайный и индивидуальный характер магии, показать, что она при этом является социальным феноменом, что вера в силу мага, в действенность обрядов, совершаемых им, носит коллективный характер и может поддерживаться только группой. Для наиболее полного объяснения коллективного характера магии Мосс вводит понятие мистической силы «мана», в котором он видит исток магии и которое является наиболее рельефным выражением синкретизма любой магии. Многие идеи, высказанные выдающимся французским ученым в этой работе, оказали определяющие воздействие на развитие целого комплекса гуманитарных дисциплин. В своей незаконченной диссертации «Молитва» Мосс также делает ряд существенных открытий, которые весьма ощутимо повлияли как на труды его современников, так и на всю социологию религии XX века. Мосс ставит перед читателем вопрос о том, что такое молитва. Является ли молитвой любой речевой ритуал и чем отличается молитва от других схожих с нею ритуалов? Чтобы ответить на этот вопрос, он обращается к богатому материалу культур австралийских аборигенов как к фактам, в наиболее чистом виде показывающим самую примитивную стадию развития религиозных феноменов. Годом раньше вышла работа о первобытных классификациях, написанная Моссом в соавторстве с Дюркгеймом, которая была основана на том же материале.

Позднее — этот материал и ряд идей получают новое освещение в работе Дюркгейма об «элементарных формах религиозной жизни». Это дает нам основание утверждать, что многие вопросы были поставлены в этой работе впервые. Мосс рассмотрел речевые ритуалы в их наиболее примитивной форме и показал, что и здесь уже существует различение между магическим и религиозным ритуалами. Анализируя формулу австралийских интичиума, автор стремится показать, что подобная формула лежит в основе любой молитвы, существующей в примитивных обществах. К сожалению, диссертация не была опубликована, хотя ссылки на отсутствующие главы демонстрируют то, что работа была написана полностью. Нам остается лишь догадываться, по каким причинам автор изъял свой труд из типографии, и почему он так и не был напечатан при его жизни. В заключение хотелось бы оговорить некоторые особенности перевода. Ряд терминов, которые встретятся в книге, переведены иначе, чем это было сделано в упомянутом выше первом издании работ М.Мосса на русском языке. Так, например, термин «rites oraux» переведен как «речевые ритуалы», что, как представляется, точнее, чем «словесные ритуалы», так как в их число входят крики, смех, плач и завывания, имеющие отношения к сфере речевого поведения, но не носящие словесного характера. Противопоставленные им «rites manuels» переданы как «операциональные ритуалы».

В приложении приводится знаменитое «Введение к трудам Марселя Мосса», написанное Клодом Леви-Строссом к сборнику трудов Мосса, вышедшему в 1950 году и озаглавленному «Социология и антропология». Несмотря на то, что из состава этого сборника в нашем издании имеется только «Набросок общей теории магии», мы сочли необходимым познакомить читателей со статьей Леви-Стросса: она содержит мысли, значение которых далеко выходит за рамки оценки идейного наследия автора «Очерка о даре» и ряда других работ, без которых трудно представить себе комплекс наук о человеке, сложившийся в двадцатом столетии».

«Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии»

Избранные труды выдающегося представителя Французской социологической школы, получившие мировое научное признание и имеющие важное значение для развития социологии, социальной антропологии и этнологии. Данное издание содержит развернутые комментарии и вступительную статью, дополняющие тексты М.Мосса и способствующие более основательному знакомству с его творчеством.

Издание предназначено для преподавателей, студентов и специалистов в области общественных и гуманитарных наук, а также для всех, кто интересуется актуальными и вечными проблемами человеческой жизни, общества и культуры.

Источник

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ МАГИИ

Дюркгейм «Элементарные формы религиозной жизни». Глава 1. Определение религиозного явления и религии», часть

Магия и религия. Сходства: наличие мифов, догм, церемоний, жертвоприношений, очищений, молитв.«Магия тоже состоит из верований и обрядов. В ней, как и в религии, есть свои мифы и догмы; они лишь более рудиментарны, несомненно потому, что, преследуя утилитарные и технические цели, она не теряет времени на чистые умозрения. Существа, к которым взывает колдун, силы, которые он заставляет действовать, не только по своей природе те же самые, что силы и существа, к которым обращается религия; очень часто они буквально тождественны». Далее пример – души умерших (священное явление) используется как объектом религиозных обрядов, так и магических.

Образует группы, связанные обрядами и мировоззрением

Не имеет цель – связь между исповедующими и их объединение

Читайте также:  Чистый кристалл магии summoners war

Не существует магической церкви

«Магия доставляет нечто вроде профессионального удовольствия процессом профанации святых вещей, в обрядах она является противовесом религиозным церемониям. Со своей стороны, религия, хотя и не всегда осуждала и запрещала религиозные обряды, в целом смотрела на них неблагосклонно. Как отмечают Юбер и Мосс, в приемах, применяемых колдуном, есть что-то глубоко антирелигиозное».

Магия как техника воздействия на сверхчувственные силы возникает вместе с верой в духов. Цель магического действия – принуждение бога, в отличие от цели религиозного – служение.

Смысл и цель религиозного поведения в отличие от магического.

К силам, находящимся за пределами обычного, относятся и магия, и религия. В связи с этим возникает вопрос о соотношении между собой этих двух феноменов, каждый из которых характеризуется общением с сакральным.

Магия означает манипулирование безличной силой с помощью особых приемов, колдовства во имя достижения конкретных, соответствующих интересам индивида целей, не связанных с моральными оценками. Ее эффективность зависит от точности выполнения ритуальных магических действий, соблюдения традиции.

Различая религию и магию, Малиновский называл магию псевдонаукой, прагматически направленной и основанной на использовании причинно-следственных связей. Однако первобытные люди располагают и немалым арсеналом основанных на опыте положительных знаний. Овладевая окружающим миром с помощью орудий труда, создав язык как мощное орудие социальной коммуникации, они заложили основы подлинно научного освоения мира. Но, несмотря на это, в их жизни остается много такого, над чем они не властны, что они не в силах контролировать с помощью орудий труда или позитивных знаний. Они бессильны предотвратить и отвратить неудачу, несчастные случаи, стихийные и разрушительные явления природы. И сталкиваясь с ними, люди пытаются овладеть ими с помощью еще одного созданного ими орудия – магии.

Прибегая к магии, они как бы стремятся компенсировать невозможность достичь желаемого иными, рациональными средствами.

Мир в представлении первобытного человека расколот на две обширные области: первая характеризуется системой ясных для человека, доступных его пониманию и контролю причин и следствий, вторая – неисчислимыми враждебными силами, для овладения которыми его знания, его рациональный трудовой опыт бессильны; здесь-то и возникает потребность в магии.

Малиновский занимается делением мира на сферы обыденного и священного, или, как он предпочитает говорить, на область науки и область магии и религии, – традиционных, священных для первобытного человека действий и верований, связанных с представлениями о сверхъестественных силах и существах.

У религии и магии свое собственное поле приложения и деятельности, у практической жизни – свое. Не существует народов, как бы примитивны они не были, без религии и магии, – утверждает Малиновский, – так же, как нет ни одного первобытного племени, у которого не было бы основ науки.

В основе религии находятся, по словам Малиновского реальные трагедии человеческой жизни.

Отметим в связи с этим, что проводимое Малиновским деление реальностей жизни первобытного человечества на две области, с одной из которых имеет дело религия, а с другой магия, весьма условно. Граница между ними оказывается особенно зыбкой, когда люди сталкиваются с явлением смерти.

Культурноинтегративная функция магии и магических ритуалов состоит в устранении тех препятствий и несоответствий, которые неизбежно возникают в тех сферах практики, имеющих большую социальную значимость, где человек не в состоянии полностью контролировать ход событий.

Дж. Фрэзер. магия как сфера (сферы: магия, религия, наука)

Грань между религией и магией в различении между стремлением к непосредственному контролю и умилостивлением высших сил.

Магия основана на уверенности человека в том, что он обретает прямое господство над природой, если будет знать магические законы (сходство с наукой). Она рождается традицией, существует в атмосфере мистицизма, оккультна, обучают посредством таинственной инициации, рождается из идеи безличной мистической силы. Церемонии инициации выполняют функцию сакрализации традиции.

Религия признает предел человеческих возможностей, поднимает человек над уровнем магии и сохраняет свою независимость.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Источник

Введение в теорию магии

Постановка проблемы

Наши усилия будут направлены на описание магического движка (magic engine). По аналогии с физическим движком мы хотим создать, а прежде подготовить основу для создания компьютерной программы, которая должна производить компьютерное моделирование магических законов мира, но, если физическое моделирование имеет дело с миром реальным, то в нашем случае мир воображаем.
Это не должно послужить непреодолимым препятствием. В конце концов, на протяжении сотен лет теологи строили свои конструкции на не менее зыбкой почве; и, как они ограничивали себя следованием святому писанию, традиции, авторитетам, политической конъюктуре, в определенной степени логике etc, так и теория магии должна основываться на предположениях здравого смысла в этой области, сформированного литературой, логикой, свойствами реального мира там, где они обязаны быть учтены, и вычислительными возможностями.
Мы займемся рассмотрением заклинательства, оставив в стороне другие магические практики такие, как предсказательство, астрология и т. д., но отметим, что заклинание может быть выражено и не словесно, а геометрически или, допустим, в виде алхимического рецепта. Однако мы предполагаем возможность перевода заклинания любого вида на язык, который будем далее называть истинным языком. Каждое заклинание имеет целью изменение состояния некоего объекта или его превращение, и мы будем считать, что такое превращение всегда требует расходования ресурса, именуемого по традиции маной. Еще одно предположение состоит в том, что заклинание имеет адресата, того, кто это заклинание возможно исполнит; почему и насколько точно мы обсудим далее.
Итак, заклинание – это синтаксически корректный текст на истинном языке (с точностью до перевода), содержащий субъект и объект в соответствующих падежах и описание требуемого действия. Для исполнения заклинания должно быть предоставлено соответствующее количество маны. Результат определяется кроме того уровнем мага и его состоянием и может оказаться не совсем таким или совсем не таким, как ожидалось. Вычисление этого результата и есть наша задача.

Мана черпается в местах силы,
улавливается в магических потоках,
отнимается у жертвы и заимствуется у соратника.
Только глупец пытается перевести энергию в ману, ибо
ни один маг никогда не сможет преступить
законы сохранения.

Из наставления по инженерной магии

Погрешности

Не выстрел – грех, а промах.
Принципы войны мэтра Ксавье

Невозможно произвести действие со стопроцентной эффективностью и абсолютной точностью. И речь здесь не об искусности и аккуратности мага, а о фундаментальных ограничениях.
КПД
КПД магической операции всегда меньше единицы, то есть часть выделенной маны переходит в тепло. Часть эта тем больше, чем ниже уровень мага и, оставаясь для фиксированного мага приблизительно постоянной в большой области повседневной магии, при использовании значительных объемов маны она может возрастать. Этим вызываются нагрев и свечение, сопровождающие превращения; это же в сочетании с самонадеянностью начинающих служит частой причиной сгорания молодых специалистов на работе.
Погрешности объема маны
Количество маны, выделяемой для превращения, — случайная величина с нормальным распределением. Разумеется, математическое ожидание равно объему, который маг пытается использовать, а дисперсия зависит от уровня. Но как бы опытен ни был маг, существует ненулевая вероятность сколь угодно большого (в пределах энергетических возможностей данного индивида) отклонения от желаемого значения маны. Отсюда мы переходим к следующему виду погрешностей.
Погрешности цели
Действительно, чем закончится магическая операция, если маны окажется недостаточно для достижения целевого состояния? Или если ее количество будет слишком велико?
Мы говорили раньше, что превращение задается в терминах начального и конечного состояний. Уточним теперь: эти состояния определяют желательное направление превращения; желательное, а не действительное, ведь и здесь мы имеем дело с нормально распределенной случайной величиной, дисперсия которой зависит от концентрации мага. И вот, учитывая все погрешности, заданный переход S[0] → S[1] оказывается переходом S[0] → T, где T — промежуточное псевдосостояние, разрешаемое через небольшой промежуток времени в целевое состояние ST.
Очень коротко о переходе T → ST. Введем функцию притяжения T к S[i] как
gr(T, S[i]) = n(S[i]) / r(T, S[i])^2,
где r(T, S[i]) — расстояние между T и S[i],
n(S[i]) == 1 для естественных состояний, то есть состояний, устойчивых и при отсутствии магического фона, а для неестественных состояний зависит от плотности фона и не превышает единицу. Тогда вероятность перехода T → S[i]
p(T → S[i]) = gr(T, S[i]) / Sum(gr(T, S)).

Читайте также:  Читать гороскоп бесплатно козерога на

Имена

В истинном языке знак и обозначаемое
часто меняются местами.

Сакральная география

Уже было сказано, что язык заклинаний — истинный язык, и вот настало время спросить, что же делает язык истинным? Почему одни сочетания знаков являются истинными именами, а другие — нет? Известно, что для любого волшебного воздействия на объект, необходимо указать в заклинании его имя, имя этого конкретного объекта, а не его рода или класса. Но откуда маг может узнать имя камня, подобранного на дороге? И существует ли оно?
Имеются свидетельства, что каждый объект по крайней мере когда-то в прошлом имел истинное имя; рассмотрение этих свидетельств, впрочем, выходит за рамки нашего обзора. На практике в подавляющем большинстве случаев маг дает имя объекту с помощью процедуры создания оболочки, соединяя тем самым ману, язык и место. Сначала вокруг объекта описывается граница как барьер будущей оболочки, и в эту границу вплетается имя, содержащее своей частью родовое имя объекта. Затем внутрь границы излучается мана, количеством которой определяется объем пространства имени (первоначальная плотность маны — фиксирована). От линии границы и объема области зависит форма ограничивающей поверхности или оболочки, а ее проницаемость в основном связана с силой мага.
С этого момента объект и область имени оказываются связаны, даже будучи разделены в пространстве, и, как имя является знаком объекта, так и объект становится знаком именной области. До тех пор, конечно, пока в результате утечки маны, плотность не станет меньше критической, и оболочка не исчезнет вместе с именем. А каждое употребление имени в заклинании увеличивает количество маны в именной области на значение лексической функции, в результате чего плотность возрастает до максимальной, а затем увеличивается объем области.
Может случиться, что несколько объектов именованы одинаково. Тогда, если имя употребляется в заклинании, лишь один объект будет превращен. Выбор его производится так: именные области пытаются отозваться в порядке убывания объема, вероятность использования равна отношению плотности маны в именной области к максимальной плотности.
Может случиться так же, что один объект имеет несколько имен. Пока объект не призывается, все его имена находятся в суперпозиции. Под воздействием заклинания одно из имен актуализируется. Выбор этого имени производится так: сначала пытается отозваться имя, используемое в заклинании, вероятность благоприятного исхода равна отношению плотности маны в именной области к максимальной. Если это имя терпит неудачу (а вместе с тем и операция превращения), то области остальных имен перебираются в порядке убывания объема, и очередное имя пытается актуализироваться. Получив актуальное имя, объект некоторое время, зависящее от количества маны в именной области, отзывается только на него. Затем происходит релаксация, и имена вновь возвращаются в состояние суперпозиции.

Лингвистическая катастрофа

Всю жизнь они проводят,
составляя имена всё более длинные и длинные
в надежде подобрать однажды великое Имя,
которое было в начале и будет в конце.

Путешествие по краю мира

Субъекты

Боги рождаются каждое мгновение.
И тут же исчезают.

Книга Пустоты

Источник

Оцените статью
Adblock
detector